1000 и 1

Когда-то я пообещала себе, что перестану писать сюда после тысячного поста. Теперь, набрав ровно тысячу постов с пубертатными текстами, удачными и кошмарными фотографиями, комментариями тех, про кого я давно забыла и больше никогда не вспомню, я вздыхаю с облегчением и пишу верхний пост.

Я убеждена, что лучше всего о нас говорит то, что мы читаем и слушаем. Поэтому я – это Набоков, Уайльд, Элиот, Morphine, Вертинский и Серж Генсбур. Кажется, эта информация должна сказать обо мне больше, чем вся тысяча постов. Больше вам знать ничего не нужно.

Ну разве только что мне дарить и как я выгляжу.






 

(no subject)

"Знакомых у меня теперь много. Есть даже поклонники, но мне никто, нисколько не нравится. Все они по сравнению с тобой — дураки и уроды! Вообще ты мой любимый Щен чего уж там! Каждый вечер целую твой переносик! Не пью совершенно! Не хочется. Словом — ты был бы мною доволен. Я очень отдохнула нервами. Приеду добрая".

IzM-VcS55lw

You gave me hyacinths first a year ago; they called me the hyacinth girl

Кажется, я учила английский с трех лет лишь ради того, чтобы читать Элиота и Керуака в оригинале. Я считаю, что переводить стихи преступно, а читать их переводы – значит содействовать преступлению. (Очень трепетная информация: Дэна Колли, саксофонист Morphine, аккомпанировал Керуаку, когда тот читал, и таким образом, у Марка и Джека гораздо больше общего, нежели одна песня.)

Я искренне благодарна судьбе за всех своих преподавателей, потому что они гениальны и знакомят меня с тем, что становится для меня родным, будто это я сама такая умненькая девочка и сама к этому пришла. В частности, за Элиота стоит благодарить господина Вишневецкого, который чисто теоретически может читать эти строки, так что заодно прошу прощения за то, что мой рот не затыкается и я не могу быть Типичным Примерным Американским Студентом. Простите.

Я очень скучаю по Евгению Викторовичу Жаринову и чаще всего вспоминаю сон, в котором он принимал у меня экзамен на кухне, а потом мы с ним обнимались, а потом он курил, а потом пошел дождь и он не хотел уходить. Это был очень интимный сон, но я всем о нем рассказываю, потому что Жаринова многие любят, и, следовательно, будут мне завидовать.
Чтобы вы понимали значимость: этот сон я вспоминаю чаще тех, где я ходила по телам груза-200, спала со Шнуром, в мгновение обретала идеальную фигуру, и снова с кем-то там спала.

А что до меня лично – так у меня экзистенциальный кризис (и я употребляю это слово не потому что оно модное, а потому что это действительно так), я совершенно не знаю, чего я хочу и кем я хочу быть – так становятся шлюхами и фрилансерами, и неизвестно еще, что легче. Но скорее всего, я создана для того, чтобы продавать порнографическое белье (к слову, так в моем возрасте делала Дита).

Типичный зимний портрет у меня появился только весной, и это здорово.

xXNbyvx6zq4

(no subject)

Если не платить за один семестр, можно купить самое дешевое платье от McQueen. Если не платить за два - не самое дешевое платье от McQueen. Если не платить за три - платье от Ульяны. Но я плачу платьями и учусь. А сколько можно было бы купить духов! Чистый аромат мускуса, кстати, стоит на тысячу-две дороже, чем лакшери-ароматы с ним в составе. Это меня не удивляет, просто мозг хранит информацию.

Когда мне по случайному стечению обстоятельств предсказывали судьбу, мне сказали, что я недолго буду в журналистике, но делом моей жизни станет что-то связанное с красотой, потому что у меня очень развито эстетическое чутье. С тех пор я каждый день думаю, что это может быть - я следующий Марджела? следущий Роверси? следующая Анна Делло Руссо? кто я? В любом случае, мне нравится и я чувствую, что в данном случае предсказаниям можно верить. Я знаю, что не буду долго работать в каком-либо СМИ - даже сейчас, когда у меня нет никаких обязательств, я не всегда охотно еду на запись. Потому что в реальности все не так, как в спектаклях Квартета И, к сожалению. И даже не как в The Fisher King. Я никогда никого не убью советом, и никому не помогу.

Но хватит рефлексии. 

Collapse )

II

Изменилось многое и не переменилось ничего. Два года - это две стрижки, всего десяток платьев и всего два города.

Два года - это возвращение старых друзей и желтая карточка для новых.

Два года в цветах - красный и черный. Два года в ароматах - Miss Dior Cherie, Chanel, Escada, Boss Homme и дешевый Playboy.

Два года я перескакиваю с любви на ненависть и с раздражения на буддистское спокойствие. Два года я получаю отборные комплименты и неописуемо ревную, когда их при мне получает кто-то другой.

Два года назад я составила не очень продуктивный список "Успеть до 20-ти". До обозначенной цифры осталось полгода, а из двадцати пунктов, один из которых пришел в негодность, выполнено только шесть. Но меня это не расстраивает, потому что 

Три года назад я разговаривала с одной прекрасной девушкой-гением, и призналась ей, что очень боюсь не успеть чего-то в положенное время. На это девушка мудро прищурилась, кинематографично выпустила дым и, стряхивая тонкими пальцами пепел, сказала: "Не бойся. Все успеешь". И теперь, когда я думаю о времени и своих перед ним обязательствах, я вспоминаю эту девушку и эти ее слова, и это успокаивает меня. Мы больше не виделись, но я чувствую, что в тот день в нее ненадолго переселилась я сама через десять лет - ровно на время, которое требуется, чтобы сказать "Ты все успеешь".

Я больше не боюсь.

l1moRVQoNUM
дерево

(no subject)


Недавно я ходила на мюзикл (угадайте, на какой), и весь первый акт просидела с каменным лицом, изредка зевая – и оживилась, только когда под потолком появился гигантский герб Третьего Рейха, а по бокам сцены встали парни в нацистской форме. Подруга, смотревшая мюзикл в Англии, рассказывала, что там во время этой сцены по залу бегали нацисты с фонарями. Кстати, «Дети Райка» мы называем «Дети Рейха».

В нашей тусовочке весна проявляется не в любви, а в обидах: ты меня игнорируешь – мне казалось, что ты меня избегаешь – вы ушли, не попрощавшись – вы вчера ходили и не позвали нас – мне кажется, или ты на меня как-то не так посмотрела? – он первый начал!


Я занималась на ударных у друга девочки моего детства, и очень резко перестала к нему ходить. На вопросы других я отвечала: «потому что он не стрижет ногти на ногах». И друг девочки прочел это на Филиале Ада, и начал мне названивать и писать, но безуспешно. Сегодня я вижу вопрос «ты избегаешь общения с человеком, если тебе за что-то перед ним неудобно?))» - и я по смайлам распознаю, кто это написал. Блядь, как может быть неудобно за чужую неопрятность? Я крайне редко испытываю чувство стыда за других людей, я не настолько человечна.

Я всегда хотела быть жестокой и умной. Умной и жестокой. Сейчас у меня в друзьях числится пара человек, которые с определенной периодичностью говорят мне, что я жестока. И я знаю, что я в какой-то степени (до известного предела, как сказал бы Бро) умна, потому что большую часть времени ощущаю себя глупыней. Короче, я жестокая и умная. Умная и жестокая. Но я ограниченная. Нет, я с радостью узнаю новое, я такая же восторженная, как в пятнадцать, но я – вы поняли? – ограниченная. Я читаю только любимых авторов, и если прибывают новые – то не из рекомендуемого списка; я по сотням раз пересматриваю одни и те же фотографии одних и тех же любимцев; я хожу в одни и те же театры; я слушаю одну и ту же музыку, за последний месяц приобрела всего лишь две новые любимые песни; и каждое утро я просыпаюсь с одним и тем же послевкусием от разных снов.


(no subject)

Кто-то вроде Макаревича сказал, что старость начинается, когда перестаешь жить новым и все время вспоминаешь прошлое. Я не перестаю жить новым, но воспоминаний в моих мыслях всегда больше, чем свежих впечатлений. По этой набережной и под эту музыку я гуляла в апреле 2009-го; об этом я подумала, переходя эту улицу, летом 2010; так круто погуляли тогда, ну тогда, помните? Я не хочу не то что стареть, а даже взрослеть.

Ничего не будет как раньше, и ничего не изменится. Люди вокруг все те же, просто мы никогда не будем общаться Так Же. И переулки те же, но только теперь, проходя по ним, я не думаю о чем-то, а вспоминаю, о чем думала, когда шла здесь первый раз. Я искусственно завожу новые бесполезные знакомства, не беру трубку и с трудом вспоминаю, откуда у всех этих людей мой номер. Кто это? Чего они от меня хотят? Чего я хотела от них? Зачем мне все это?

Зачем мне это – делать комплименты только для того, чтобы мне ответили тем же, ныть, указывать людям на их ошибки, смеяться до слез, рыдать до смеха, вести блог, гулять одной, заполнять анкеты, смотреть фильмы, постоянно петь, каждый день заходить в «филиал Ада», вваливаться в меланхолию от мыслей о будущем, ненавидеть родственников, любить родственников, слушать про чужую жизнь, никогда не говорить самого главного – зачем? А ведь это все, чем я занимаюсь.

Может быть, все дело в том, что ничего, кроме этого, у меня нет.